Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Сказки Мусоргского.

Сегодня исполняется 180 лет со дня рождения одной из самых драматических фигур в истории русской музыки-гениального композитора Модеста Мусоргского.О нём самом и о его произведениях можно говорить бесконечно.
А я предлагаю просто посмотреть замечательный мультфильм "Картинки с выставки ".

У Мусоргского есть фортепианный цикл "Картинки с выставки" из которого в мультике звучат две пьесы "Избушка на курьих ножках" и "Балет невылупившихся птенцов".Описание можно почитать под катом.

Партию фортепиано исполняет Святослав Рихтер.

Мульт настолько органичен и интересен,что смотришь его не отрываясь от начала и до конца.Обязательно покажите его своим детям, или внукам, уверяю, им очень понравится.




Collapse )
promo lupersolski february 2, 2013 11:50 9
Buy for 30 tokens
Когда-то Жорж Санд, говоря о противоречивой натуре своего соотечественника, очень точно подметила: «Никогда это сердце не испытывало жара благородного деяния, никогда честная мысль не проходила через эту трудолюбивую голову. Он — такая редкостная чудовищность, что род человеческий,…

И снова о Калинникове и не только.

В связи с предложением ввести мелодию Гимна СССР в качестве Гимна России в 2000 году появились предположения, что мелодия гимна принадлежит не А. В. Александрову, а Василию Калинникову, поскольку в увертюре Былина (1893) звучит тема, начальными тактами совпадающая с мелодией гимна СССР. Выдвигались и другие предположения против авторства Александрова: так, композитор А. Н. Атаров считал, что Александров вдохновлялся «Весенними странствиями» Р. Шумана. По мнению Б. В. Грызлова, указавшего тогда в своём выступлении в Госдуме на сходство между «Былиной» и гимном, «..это лишь продолжение музыкальной традиции. Таким образом, прямолинейная идеологизация мелодии Александрова представляется необоснованной». Грызлов посчитал, что это сходство — скорее аргумент в пользу мелодии . Следует отметить, что время сочинения «Былины» (1893—1893) известно лишь предположительно: при жизни композитора она не исполнялась и была восстановлена по оркестровым партиям, сохранившимся в Государственном центральном музее музыкальной культуры. Впервые она была исполнена по радио 26 июля 1950 года оркестром под руководством С. Горчакова; сама партитура издана в 1951. Нет данных о том, что А. В. Александров имел возможность ознакомиться с «Былиной» в архиве.

___________

Наиболее ярко тема,практически полностью совпадающая и мелодией и оркестровкой с гимном Александрова,звучит примерно с пятой минуты "Былины".Просто поразительно.

О Бородине можно (или нельзя?) по разному писать.

Вдогонку ко вчерашнему посту.

Чарльз Буковски о Бородине.

жизнь Бородина

в следующий раз, когда будешь слушать Бородина
помни, что он был всего лишь химиком
а музыку писал, чтоб расслабиться;
в его доме толпились люди:
студенты, художники, пьяницы, бродяги,
он не умел говорить "нет".
когда снова будешь слушать Бородина
помни, что жена устилала его рукописями
кошачью коробку
или накрывала ими крынки со сметаной;
она страдала астмой и бессонницей
она кормила его яйцами всмятку
а когда он хотел укутаться
чтобы не слышать шума в доме
она разрешала ему воспользоваться
разве что простыней;
кроме того в его постели вечно кто-то
спал
(сами они если и спали, то раздельно)
и поскольку все стулья обычно были заняты
то он частенько засыпал на лестнице
завернувшись в старую шаль;
она говорила ему, когда надо постричь ногти
прекратить петь и насвистывать
не класть в чай слишком большой кусок лимона
и не давить его ложкой;
Вторая Симфония Си минор
"Князь Игорь",
"В Средней Азии"
он мог заснуть только положив
на глаза кусочек темной материи;
в 1887 году он пошел на танцы
в Медицинскую Академию
обрядившись в потешный национальный костюм;
под конец вечера он страшно развеселился,
поэтому, когда он грохнулся на пол
то все решили, что он придуривается
когда в следующий раз будешь слушать Бородина,
помни об этом...

(Перевод Кирилла Медведева)

Взяла из журнала https://angelic-poetry.livejournal.com/45358.html
СНЕГ

Год грядущий — как любовный зов....




Валерий Брюсов

Минут годы: станет наше время
Давней сказкой, бредом дней былых;
Мы исчезнем, как былое племя,
В длинном перечне племен земных.
***
Но с лазури будут звезды те же
Снег декабрьский серебрить во мгле;
Те же звоны резать воздух свежий,
Разнося призыв церквей земле.
***
Будет снова пениться в бокалах,
Искры сея, жгучее вино;
В скромных комнатах и пышных залах
С боем полночи — звучать одно:
***
«С Новым годом! С новым счастьем!» — Дружно
Грянет хор веселых голосов…
Будет жизнь, как пена вин, жемчужной,
Год грядущий — как любовный зов.
***
Если ж вдруг, клоня лицо к печали
Тихо скажет старику старик:
«Мы не так осьмнадцатый встречали!» —
Их беседу скроет общий клик.
***
Сгинет ропот неуместный, точно
Утром тень, всплывающая ввысь…
Полночь! Полночь! бьющая урочно,
Эти дни безвестные — приблизь!
отсюда

Моцарт, Концерт для фортепиано № 23, II - Горовиц



Знаете,что самое смешное?Кросспост про Горовица прошёл,а про Прилепина нифига
Моцарт, Концерт для фортепиано № 23, II - Горовиц

Вольфганг Амадей Моцарт Концерт для фортепиано с оркестром № 23, A major, K. 488 II. Adagio Фортепиано: Владимир Горовиц 1986

Posted by Ольга Скачко on 1 сен 2017, 08:55

from Facebook

ЧИЧЕРИНА «ОБНИМИ МЕНЯ ПЕРЕД ТЕМ КАК МЕНЯ РАЗОРВАТЬ»

ЧИЧЕРИНА «ОБНИМИ МЕНЯ ПЕРЕД ТЕМ КАК МЕНЯ РАЗОРВАТЬ»

Видео на песню, ранее известную как «РВАТЬ», перемонтировано по многочисленным просьбам зрителей. Загружено на Youtube, взамен предыдущей заблокированной вер...

Posted by Ольга Скачко on 23 июл 2017, 13:46

from Facebook

«Воспеть Русь, где Господь дал и велел мне жить, радоваться и мучиться»

  Сегодня Свиридову исполнился 101 год.Георгию Васильевичу,великому русскому композитору.
 -Мне хочется сравнить Свиридова с чем-то очень простым и удивительным, - так писал о Свиридове Валерий Гаврилин.

 И не менее простой и удивительный памятник Свиридову стоит(или сидит) в городе Курске,на самой центральной улице.Авторы сего,не побоюсь сказать,произведения искусства-Николай Криволапов и Игорь Минин,спасибо им огромное за камерность и  непринуждённость результата их труда.
  На постаменте скульптуры слова Свиридова:
«Воспеть Русь, где Господь дал и велел мне жить, радоваться и мучиться»




фото взято здесь

С какой музыки начинается моё обычное утро.




И плевать,с какой ноги я встала
День начался солнечно ли,в дождь,
Я совсем от жизни не устала.
Ты,звезда моя,куда меня ведёшь?

По долинам,по горам,по рекам,
По штормам,по белым облакам,
Я смеюсь от слёз,реву от смеха
Хохочу в лицо я дуракам.

И скажу судьбе я,как умею,
Гранд мерси за всё что я имею.

Андрей Кончаловский вспоминает.




Говорят, когда великие пианисты Владимир Софроницкий и Святослав Рихтер впервые встретились, они решили выпить на брудершафт. После этого, как известно, нужно обругать друг друга и перейти «на ты». Обругали. Софроницкий сказал Рихтеру: «Гений», а тот ему ответил — «Бог!»…

Помню, в 1955 году мама повела меня домой к легендарному пианисту Софроницкому. Для мамы он был Вовой, они были дружны чуть не сорок лет, разговаривали запросто. Дед Пётр Петрович в 30-е написал знаменитый (и, кажется, единственный) портрет Софроницкого. Мама знала пианиста еще в те времена, когда он играл в мастерской Петра Петровича. Софроницкий был женат на старшей дочери Александра Скрябина Елене, приходил с женой и новорожденной дочкой, клал младенца на рояль и играл. Потомок Скрябина мирно посапывал под рокочущие аккорды. Скрябина Софроницкий знал лучше, чем кто-либо из когда-либо живших на свете музыкантов. Хотя сейчас появилось достаточно интеллигентных музыкантов, прекрасно его понимающих и чувствующих.

В тот вечер 1955 года Софроницкий был подшофе. Попросил меня сыграть - я сыграл, если память не изменяет, Листа. Он вяло, рассеянно похвалил.
Потом сам сел за рояль. Инструмент был расстроенный, но играл он божественно. Играл какие-то кусочки, отрывки, импровизации. Помню странное ощущение тишины. Я сидел придавленный. Он был небом, солнцем музыки. Да, мама звала его Вова, но мы-то знали, что он символ русской музыки, выше него никого нет, он недо­сягаем…

***
Генрих Нейгауз: «Его игра вызывала какое-то особое, обостренное чувство красоты, сравнимое с красотой и запахом первых весенних цветов — ландыша или сирени, которые трогают не только сами по себе, но и как ожившее воспоминание о столько раз и всегда заново, всегда в первый раз пережитом и испытанном…

Иногда эта красота приобретает у Софроницкого причудливые очертания орхидей, морозных узоров на окне в январскую стужу, сказочность северного сияния… Печать чего-то необыкновенного, иногда почти сверхъестественного, таинственного, необъяснимого и властно влекущего к себе всегда лежит на его игре... Его изощренность, не терпящая ничего грубого, крикливого, назойливого, слишком чувственного, слишком прямолинейного, слишком общедоступного и «обязательного» (пусть даже в лучшем смысле), не имела и не имеет ничего общего с болезненной утонченностью художника, отворачивающегося от жизни и ее правды. Эта изощренность приводит мне на ум скорее знаменитое изречение Альберта Эйнштейна: «Gott ist raffiniert, aber nicht bosarting» — «Бог изощрен, но не зловреден», чем мысли об «уходе из жизни», пессимистическом неприятии её и т.д. Нет, эта «изощренность» есть один из прекраснейших цветов жизни, духовной культуры, одно из прекраснейших проявлений искусства, без которых оно никогда не достигает своих вершин. Красота Моцарта, Шопена, стихов раннего да и позднего Блока, изощренная красота Скрябина (и раннего, и позднего), Дебюсси — я бы мог привести еще много примеров из истории искусства — вот чему, мне кажется, родственно, близко искусство Софроницкого… (…)

Когда вспоминаешь славный жизненный путь Софроницкого, вспоминаешь десятки, сотни его чудесных концертов, хочется поговорить о столь многом, о столь разнообразном, что поневоле «глаза разбегаются», чувствуешь полную невозможность выразить это словами и опять и опять вспоминаешь Гамлета — слова, слова, слова… Не лучше ли замолчать. Скажу лишь, если мне дозволено выразить одно сугубо личное впечатление, что из всего огромного количества слышанных мною в исполнении Софроницкого произведений мне как-то особенно, действительно на всю жизнь запомнились следующие сочинения: Десятая соната Скрябина, 24 прелюдии Шопена ор. 28 (это было давно-давно, вероятно, лет 25 тому назад), «Sposalizio» Листа, Восьмая (fis-moll) новеллетта Шумана, «Сарказмы» Прокофьева, Ноктюрн F-dur Шопена, «Сатаническая поэма» Скрябина. С этими сочинениями для меня навсегда связалось незыблемое, прочное и незабываемое ощущение: мир совершенен, мечта стала действительностью и хотелось вместе с Фаустом воскликнуть: «Остановись, мгновение» — пусть даже с риском разделять судьбу Фауста... Я не преувеличиваю — такие моменты, такие встречи с искусством, с «гением красоты» принадлежат к самому редкому, самому прекрасному, что можно испытать в жизни…

Многие считают, да и я сам иногда думал, что Софроницкому лучше «удаются» (какое несимпатичное выражение!) пьесы небольшие, чем большие, «длинные», особенно если они написаны в сонатной, циклической форме. Может быть...

Но вспомним те ослепительные «протуберанцы красоты», которые поминутно выбрасывает солнце Софроницкого, — с чем еще можно их сравнить! И разве не заставляют они забывать о всяких кругозорах, формах циклических и нециклических...
Ведь бывают же мгновения, которые ценнее и прекраснее многих лет жизни... Итак — за красоту, за искусство Софроницкого!

Слава ему, бесподобному поэту фортепиано!»

(Из воспоминаний пианиста и педагога Генриха Густавовича Нейгауза (1888-1964).
***

Мария Юдина: «Мне думается, образ Софроницкого ближе всего к Шопену: сила, яркость, правда, задушевность, элегичность, но и элегантность — всё это как бы общие Искусству качества. Но и у Шопена, и у Софроницкого помещены они в некоем предельно-напряженном разрезе, «не на жизнь, а на смерть», всерьез, в слезах, заливающих лицо, руки, жизнь, или аскетически проглоченных — уже и не до них, не до слез, всему сейчас конец — скорее, скорее!! — или все сияет в чистоте духовного взора, обращенного к солнечному Источнику Правды.

Софроницкий именно чистейший романтик; он весь — в стремлении к бесконечному и в полном равнодушии к житейскому морю и полнейшей беспомощности в таковом…»

(Из воспоминаний пианистки Марии Вениаминовна Юдиной (1899-1970).
***

«Вечером, за час до концерта, я по его просьбе часто заезжал за ним на такси. Дорога от дома до концертного зала была обычно очень трудной... Запрещалось говорить о музыке, о предстоящем концерте, конечно, о посторонних прозаических вещах, задавать всякие вопросы. Запрещалось быть чрезмерно экзальтированным или молчаливым, отвлекать от предконцертной атмосферы или, наоборот, акцентировать на ней внимание. Его нервность, внутренний магнетизм, тревожная впечатлительность, конфликтность с окружающими достигали в эти минуты апогея…»

(Из воспоминаний пианиста Игоря Никоновича).
***

В мае - 115 лет со дня рождения легендарного русского пианиста, профессора Ленинградской и Московской консерваторий Владимира Владимировича Софроницкого (8 мая 1901 — 29 августа 1961гг.)
***

На фото – «Портрет пианиста Владимира Владимировича Софроницкого за роялем» (1932) кисти Петра Петровича Кончаловского.