January 6th, 2018

СНЕГ

Реквизиция... священника.




  (От нашего Богородицкаго корреспондента).

   Много в русской жизни имеется анекдотов, над которыми можно даже и искренно смеяться.
Смеяться сквозь слезы, как смеется Чехов в своих рассказах.
Но то, что дает в настоящее время русская действительность, не придумает ни один самый остроумный анкедотист.
Такой анекдот произошел недавно в Любимовской волости, Богородицкого уезда, Тульской губернии.

  Крестьяне села Любимовки поссорились с крестьянами соседней деревни Дуплищи.
Ссора произошла из-за обычного в данный момент дележа разграбленного барского добра.
Дуплищиницы обидели чем-то любимовцев и те затаили на них злобу.
Ладно, думают любимовцы, будет и на нашей улице праздник.
Праздник для любимовцев скоро пришел.

   Умер в Дуплищах крестьянин. Надо хоронить, а священник живет в Любимовке и на тот грех дуплищенцы – любимовские прихожане.
Приезжают к священнику и говорят.
- Надо, батюшка, у вас одного мужичка похоронить.
- Конечно, надо. Сейчас соберусь и поедем.
Но слух о том, что из Дуплищ приехали за попом уже разнесся по селу.
Сельчане прибежали и заявляют.
- Священник наш. Не отпустим его в Дуплищи.
Долго торговались. Доказывали, что ссора ссорой, а похоронить человека все-же надо.
Не зарывать же его, как собаку, без отпевания.
- Заведите себе сами попа, а к нашему не подступайтесь. Не дадим — твердили любимовцы.
Наконец, после долгих просьб и уговоров самого священника, согласилась отпустить священника на похороны.
- Последний раз делаем такое послабление. Больше попа вам уже никогда не дадим, заявили они на прощанье.
Дуплищенцы призадумались.
Ведь, на самом деле, не дадут, а завтра, может быть, крестить или соборовать кого придется.
Думали, думали и придумали.

Collapse )
promo lupersolski february 2, 2013 11:50 9
Buy for 30 tokens
Когда-то Жорж Санд, говоря о противоречивой натуре своего соотечественника, очень точно подметила: «Никогда это сердце не испытывало жара благородного деяния, никогда честная мысль не проходила через эту трудолюбивую голову. Он — такая редкостная чудовищность, что род человеческий,…